О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Алексей Богачев

О неких закономерностях практической психологии

(опыт, сомнения, познания, вера)

Посвящается

А.К. Колеченко.

УДК

ББК

Рекомендовано к изданию

Кафедрой психологии развития и образования РГПУ им. А.И. Герцена

Президиумом МОО «Петровская Академия и Искусств»

Рецензенты:

Доктор психических наук, доктор В.В. Семикин

Доктор педагогических наук, доктор

Б.А. Титов

Врач-психотерапевт

А.А. Щеголев

Научный редактор: доктор психических наук О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, доктор В.Е. Семенов – СПб, 2016

И Издательство

В истинной работе представлена система законов и закономерностей практической психологии в контексте «синтетической» теории психологической действительности. Достоинством материала является его научность и доступность сразу, также опора на определенные примеры и проверяемые самим читателем наблюдения.

Книжка, являясь в значимой степени эксклюзивным материалом, основанном на опыте О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ создателя, представляет энтузиазм как для профессионалов в области психологии, так и для широкого круга читателей, интересующихся парадоксами духовной действительности человека.

ISBN

Сведения об создателе:

Алексей Михайлович Богачев, психолог-консультант, публицист, создатель ряда научных работ, педагог психологии в должности помощника, старшего педагога, доцента в КГПА, СПбАППО, СПбГУКИ, РГПУ имени А.И. Герцена О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

© Богачев А.М.

Содержание

Введение стр. 4

Глава 1 «О психологической действительности» стр. 14

Глава 2 «Теоремы практической психологии: базисные нюансы теории» стр. 19

Глава 3. «Модальности, принципы и правила работы с психологической реальностью» стр. 34

Глава 4. «Мир сновидений и знаки» стр. 43

Глава 5 «Работа с самообманами «эго» и некие другие вопросы» стр. 69

Глава 6. «Некие закономерности в области телесно-ориентированной психологии» стр. 89

Глава 7. «Модальность поведения, либо О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ «Немного об НЛП» стр. 116

Глава-бонус. «Некие закономерности в области психической типологии» стр. 123

Заключение стр. 131

Приложение (неполный перечень законов и закономерностей психологии) стр. 143

Введение

Часть

Книжка, которую Вы держите в руках, написана для различных категорий читателей. С одной стороны она обращена к проф психологам, с другой — к людям, так либо по другому О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ интересующимся психологией, а с третьей, к тем, кто считает психологию лженаукой, но временами подтверждает данное убеждение чтением психических книжек и (либо) встречами с психологами.

Вы спросите меня: как можно обращаться ко всем этим людям сразу? По сути, вышеназванные категории читателей почти во всем совпадают вместе и (либо) нуждаются в О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ одном и том же материале, изложенным чуток различными стилями и словами.

Почему это так? Да поэтому, что очень нередко «дилетант» соображает в психологии человека еще больше, чем армия дипломированных психологов, которых сейчас развелось столько, что палку можно кинуть, и попадешь в спеца «науки о душе». Представим для себя ребенка О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, который «не дремлет, но лицезреет сны», читает Ницше, Шопенгауэра, Достоевского и Паланика, прогуливается по крышам под звездным небом и вправду почти все ощущает и понимает в действительности мира души. Представим также, что этот ребенок потом приходит на психический факультет в средний университет, где его начинают пичкать огромным количеством умных О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ книжек, не имеющим никакого дела к психической практике (у этого правила есть редчайшие исключения, к примеру, Институт педагогики и психологии РГПУ имени А.И. Герцена). И через пару лет таковой прошлый ребенок теряет то познание и осознание, что были у него ранее, и начинает (в наилучшем случае) отлично ориентироваться в О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ тенетах научных фраз, но категорически не умеет обращаться к конкретной действительности духовной жизни, связанной с парадоксами безотчетного, также, вероятнее всего, вообщем опровергает все, что нельзя «измерить», и что не лежит на поверхности сознания. Встречаясь с другими бывшими детьми, которые издавна уже запамятовали о мире запредельного (непознаваемого), они только подтверждают их О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ «взрослое» мировоззрение о том, что «психология — это шарлатанство либо скучно», но все равно и тех, и этих тянет к тайнам сновидений, также к парадоксам любви и погибели, вины и прощения, стыда и освобождения, привязанности и утрат, сопричастности и становления «я»...

Таким макаром, моя книжка — это разговор и с теми О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ читателями без психического образования, которые знают, что мир психики за пределами сознания существует, но нуждаются в наполнении этого познания кое-чем реальным, и теми «не-психологами», которые интересуются психологией, сразу ее отвергая, и теми дипломированными спецами в области психологии, которые сознательно далеки от глубинной психологии, но любопытничают, что еще произнесут О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ ее адепты.

Более того, мой труд адресован и к проф психологам, работающим в области практической глубинной психологии в разных ее направлениях. Дело в том, что сейчас, я в этом убежден, огромное количество скопленных в психологии, сначала, в западной психологии, психотеорий и психотехник должны быть, как это О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ может быть, просеяны через фильтр российской культуры, имеющей основание в Православной вере. В неприятном случае мы, психологи, можем натолкнуться и натыкаемся на огромное количество «подводных камней». В истинной книжке я делаю свою умеренную, несовершенную попытку, выполнить синтез российского и христианского видения мира с целостным осознанием человека конкретно в практической психологии. Другими словами О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, я стараюсь ответить на вопрос: как российская экзистенциальная психология (другими словами психология смысла) структурирует ряд психотеорий и отсекает от себя ряд других психических учений, беря во внимание и по собственному объясняя некие их положения.

И делаю я это без каких-то «предварительных условий», другими словами, делая О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ упор на факты психологической действительности, доступные для восприятия и академика, и малеханького малыша, также на эмпирические данные, так либо по другому зафиксированные разными направлениями научной психологии и описанные в доступных мне источниках инфы.

Естественно, задачка — тяжелая. Но, согласитесь, она оправдывает попытку ее решить, оправдывает с позиций самых различных по О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ статусу, области интересов, возрасту и т. д. интересов. В собственной практической работе я совместно с теми, кому Бог отдал посодействовать либо попытаться посодействовать, как мне видится, отыскали, в буквальном смысле нащупали ту синтетическую теорию и практику совмещения российской психологии и христианских ценностей с практикой, всамделишной практикой психологии. Сразу, мы О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ повстречались и с угрозами, которые тянет за собой практическая психология, в особенности та практическая психология, которая находится под могучей властью тени.

Все эти суждения и привели к тому, что книжка написана для, казалось бы, дальних друг от друга читателей, что, естественно, в почти всех случаях значит чередование научного и пользующегося популярностью О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ стилей. В этом — ее достоинство и ее недочет сразу, это как усложняет ее восприятие, так и делает его многомерным.

Что ж, думаю, что путь к формированию настоящей практической школы российской психологии, если она и будет сотворена, является очень длинноватым и сложным. Мы же в самом начале пути.

Часть

Итак, начнем О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

Многие говорят, что психология, типо, «не наука». Дескать, нет в ней описания и разъяснения таких закономерностей, какие сформулированы, скажем, в химии либо в физике. Нет типо и фактов, предъявляемых, к примеру, историей. И, соответственно, нет и основанной на научном способе психической практики.

Такие заявления – неверны. На мой взор, данная ошибка О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ связана со последующей закономерностью, сформулированной психологом К.Г. Юнгом: «…можно заниматься при помощи 1-го только ума хоть какой наукой, не считая психологии…конкретно благодаря «аффекту» субъект становится сопричастным действительности…безотчетного опасается еще большее количество людей, чем это можно было бы ждать…»[1].

Дело в том, что выявляемые психологией О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ психологические (психические) факты и надлежащие закономерности безизбежно вызывают эмоции и часто безотчетное сопротивление переживанию этих чувств.

Э!- произнесет здесь, хитро прищурившись, другой читатель, а кто Вам произнес, что «бессознательное» существует? Где подтверждения? А подтверждения лежат, что именуется, на поверхности. Вот вам для примера психологические факты и закономерности, которые ничем не О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ ужаснее тех фактов, которые предъявляет нам та же историческая наука.

1) Так именуемая психопатология обыденных действий. В нашей жизни мы совершаем огромное количество ненамеренных неверных действий типа описок, очиток, оговорок и т.д. Какая сила изнутри принуждает нас нарушать сознательно запланированное действие, при этом время от времени вопреки отчаянным усилиям сознания? При О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ всем этом при анализе часто выясняется, что эти обмолвки, очитки, описки детерминированы нашими (но сокрытыми от нас) желаниями, побуждениями, убеждениями.

2) Сновидения и другие модифицированные состояния сознания. Модифицированные состояния сознания практически являются состояниями бытия в запредельном (безотчетном), состояниями выхода за границы сознания, встречи с кем-то либо кое-чем имеющимся в О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ нашей психологической действительности, но не в сознании.

3) Мемуары, в том числе вытесненные мемуары. Где хранится то, что не помнит сознание, но что находится в психологической действительности, и может быть возвращено в сознание? Где находится то, что человек теснит из сознания (кстати, теснит безотчетно), и что часто вторгается в О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ сознание (припоминается в самый внезапный момент). А где находится воспоминание (слово, образ, формула и т.д.), которое мы всеми сознательными силами пытаемся вспомнить, но по некий причине не можем?

4) Обмороки и остальные варианты утраты сознания. Где человек находится тогда, когда теряет сознание?

Что ж, произнесет воображаемый читатель, все это хорошо, но О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ где данные экспериментального исследования? В ответ на этот вопрос создатель имеет право в свою очередь сморщить нос и сказать: в случае психической работы, в целом, и психического исследования, а именно, характерный так именуемым естественным наукам опыт, обычно, не нужен.

Психологическую действительность следует учить впрямую, в самой этой действительности.

К данной мысли О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ мы еще вернемся, а пока, чтоб все-же угодить нашему воображаемому другу, предъявим и экспериментальные свидетельства существования безотчетного. Они появились еще в XIX веке.

Процитируем отрывок из работы Шойфета «Нераскрытые потаенны гипноза»: «Карл Александр Фердинанд Клуге (1782–1844), доктор Императорской прусской медико-хирургической академии, в собственном исследовании животного О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ магнетизма, изданном в Вене в 1815 году, обрисовывает один из первых опытов с отсроченным внушением, проделанных магнетизером Монилессо. Сущность 1-го из их в том, что Монилессо внушил юный девице идея придти в дом, в который она ни за что не желала идти в бодрствующем состоянии. Сам Монилессо издал описание этого опыта О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ в 1789 году под заглавием «Neurolog. Centralbl». У бременского доктора Адольфа Фердинанда Веингольда тоже есть схожее наблюдение (Wemgold, 1805, s. 124). 126 Versuchemer Darstellung des ammalischen Magnetismus als Heilmittel, Wien, 1. Th. p. 166. С трудом верили, что дама могла запамятовать содержание внушения и через неделю пришла в обозначенное место в назначенный час, не зная О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ настоящей предпосылкой собственного визита. Многие ученые выражали колебание в способности такового опыта, хотя еще в 1823 году Бертран считал его очевидным. Александр Бертран, о котором в свое время поведаем, лучше собственных современников осознавал роль постсомнамбулического внушения.

Одним из первых он обрисовал любознательный опыт: внушил загипнотизированному придти в назначенный денек О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ и час в Политехническую школу, где он преподавал. «Чтобы он выполнил это внушение, — гласит Бертран, — совсем не надо об этом припоминать, когда он проснется. В назначенное время, независимо от него, явится желание сделать то, что ему внушили, при этом субъект не сумеет дать для себя отчет, что конкретно толкает его действовать в О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ этом направлении» (Bertrand, 1823, р. 199). Схожую идея высказал Делёз: «Магнетизер может внушить находящемуся в лунатизме субъекту какую-нибудь идею либо действие, которое он должен выполнить наяву, сам не зная почему. Магнетизер может внушить лунатике: «Вы вернетесь домой в таком-то часу; сейчас вечерком не пойдете в театр; без О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ сопротивления выпьете такое-то лекарство» и т. п. Лунатика ощутит склонность сделать все, что ей было предписано, не подозревая, что это только внушение» (Deleuze, 1825, р. 118)[2].

Сеанс гипноза в XIX веке

А вот вам наглядный пример неуемной исследовательской деятельности в XX веке, описанный в современной научной работе: «Силверман (Silverman, 1976) также использовал О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ способ подпороговой психодинамической активации для оценки кардинального положения фрейдовской теории депрессии — а конкретно, что данный симптом подразумевает направленность на себя неосознанных брутальных желаний. Результаты многих исследовательских работ (проведенных на пациентах, склонных к депрессии) проявили, что подпороговое [то есть средством 25 кадра (тут и дальше комменты в квадратных скобках мои А О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.Б.)] предъявление материала, содержание которого создано для усиления брутальных желаний (к примеру, фраза «Людоед пожирает человека» либо изображение человека, закалывающего другого острым орудием), ведет к углублению депрессивных состояний. В то же время, усиление депрессивной симптоматики (определявшееся способом самооценки по шкалам настроения) не было выявлено после подпорогового предъявления нейтрального стимула О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ (изображение летящей птицы)»[3].

Что до XXI века, то в данном контексте вызывает энтузиазм результаты опыта, посвященного эффекту «плацебо». Газета «Medical News Today» со ссылкой на журнальчик «Pain» докладывает, что таблетки-«пустышки» оказывают целительное воздействие, в том числе, на людей, которые не веруют в их пользу.

В статистически важном количестве случаев такие О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ «плацебо» уменьшает приобретенные боли даже у тех, кто заблаговременно ознакомлен об их бесполезности с биохимической точки зрения. В опыте, проведенном исследователями из США и Европы, приняли роль испытуемые с приобретенной болью в пояснице. Около 85-88% из их до того воспринимали лекарства с обезболивающим эффектом. До опыта доктор сказал каждому из О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ их, что такое «плацебо». Потом испытуемые были разбиты на 2 группы: контрольную и экспериментальную. Члены первой получали стандартное исцеление, а членам 2-ой, кроме реальных препаратов, «назначили» принимать два раза в денек никчемные с мед точки зрения пилюли из целлюлозы. Для усиления эффекта на банке с фиктивными пилюлями было написано: «Плацебо О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ».

Каковой же итог? Испытуемые, принимавшие только лекарства (контрольная группа), через 3 месяца сказали о понижении ноющей боли на 9% и острой – на 16%. Участники же экспериментальной группы, принимавшие совместно с обыкновенными лекарствами и плацебо, сказали об уменьшении на 30% и приобретенной, и острой боли. Не считая того, они отметили уменьшение на 29% боли при О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ выполнении движений, которые они ранее делали с трудом.

Что это означает? А это означает, что реально существует такая ситуация: кроме сознания, которое усваивает информацию («эта пилюля никчемна, ее специально сделали в целях внушения»), эту же информацию сразу принимает некий центр обработки за пределами сознания, и не просто принимает, а О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ подходящим образом реагирует, и этот центр – тоже наше «я». Представьте для себя, что сразу с вашими идеями - «это просто кусок целлюлозы» - сразу вы же (да, конкретно вы!) думаете в себе (и не замечаете этого!) что-то типа «Это исцеляет». И это лечит. Выходит, что вы думаете О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ и ощущаете нечто сразу, как минимум, в 2-ух местах. И это не психопатологическое, а полностью для себя психологическое явление…

Итак, парадокс, именуемый безотчетным «я» существует, и это - закон психологической (также психофизиологической) действительности, при этом, как несложно додуматься, функционированию того, что мы называем безотчетным, соответствуют определенные закономерности [среди их и та, согласно которой О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ человеку даже в состоянии гипноза нереально полностью внушить то, что противоречит его базисным, глубинным нравственным ценностям и главным инстинктам (любящую мама гипнотизер не может вынудить уничтожить собственного ребенка].

При этом это – факты, касающиеся так именуемого «низшего бессознательного». Согласитесь, уже их понимание может пугать, хотя, естественно, и тянет к для О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ себя.

Есть и другие факты, доступные восприятию каждого человека, и открывающие пред нами подтверждения существование неосознанных феноменов более высочайшего порядка.

1-ый психологический факт, который раскрывается нам, именуется «я есть». Это тот факт, что дан каждому из нас, но не каждым осознан.

«Я-есть» - это не сами по для себя О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ чувства, эмоции, мысли, а источник чувств, чувств и мыслей, способность их испытывать, переживать. Если просто сосредоточиться на чувстве себя как первичного «я» и «разотождествиться» (термин из такового направления психологии, как психосинтез) с этим же потоком чувств либо чувств, то пред нами открываются многие новые способности, скажем, возможность управлять чувствами О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ либо чувствами.

Но само по себевоззвание к «чистому центру «я», так либо по другому, вызывает к жизни все то, что было позабыто под воздействием сиюминутных переживаний, а конкретно феномены, связанные с любовью и со гибелью.

А осмысление и переживание данных феноменов очень нередко вызывает даже не ужас, а кошмар О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

Приведем мысленные опыты.

Поначалу вспомните некий эпизод из начала Вашей жизни, как можно поближе к преждевременному детству. Разрешите для себя сконцентрироваться на том, что Вы видите, ощущаете, слышите в этот момент. Потом, прочертив воображаемую линию жизни, перейдите к какому-либо более позднему событию. После чего переместитесь в реальный О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ момент и сделайте новый шаг вперед, в некоторую точку грядущего. А сейчас шагните … в момент собственного умирания… Не правда ли, с момента начала жизни, по последней мере, осознанной, прошел всего один миг? И таковой же миг остался до погибели?

Выходит, что жизнь - это один миг (здесь возникают новые фактически важные закономерности переживания времени О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ и вечности, такие к примеру, как ускорение времени, которое в детстве течет медлительно, а с взрослением все резвее). И принципиально в течение этого мига (смерти-рождения) только то… а что принципиально?

А то, что позволяет быть, быть перед лицом вечности. Быть же, означает, обожать. По правде, чувство себя О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ (того самого «я-есть») вначале предполагает, что есть кто-то еще («не-я»), другими словами Другой. Тут прошу вникнуть и вчувствоваться в только-только прочитанное. В самом чувстве «я» вначале (пусть даже и потенциально) заложено чувство Другого (другого центра бытия), без которого переживание «я-есть» нереально. Вот быть собой и, соответственно О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, ощущать Другого (возлюбленного человека) и означает - быть. Терять Другого – означает дохнуть, будто бы что-то вырывают из груди. Звучит по-философски, но очень актуально и непосредственно, не правда ли? И со всем этим связаны очень определенные законы и закономерности, общие и личные…

Вечность

А сейчас в рамках второго О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ мысленного опыта представьте для себя последующую ситуацию: у родителей есть возлюбленный ребенок. И этот ребенок в один момент погибает. Они помнят о нем, тужат, может быть, молятся. И вдруг возникает некто (прилетает «волшебник в голубом вертолете») и гласит: «Вот вам бот (совершенная модель) вполне повторяющий поведение вашего малыша и стопроцентно схожий О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ на него образом. Живите и наслаждайтесь». Как Вы думаете, читатель, будут ли утешены предки? Я думаю, что они бы не отождествили бота с ребенком, бот не стал бы подменой ему. Но по какой причине? В боте отсутствовало бы нечто, составляющее сущность человека, сущность живого существа, некоторый центр переживания, интенциональности О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, бытия.

В «железяке» нет внутренней сути, сути, спецефическим образом чувствуемой, улавливаемой нами: «Во всех ближних мы приемущественно и оберегаем их духовную личность, их психологическую жизнь...»[4].

Это - факт, неотъемлемый, базовый факт людского бытия.

Он направляет нас к данностям психологической действительности (также духовной, но о ней – особенный разговор) разной степени О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ чувственной значимости.

Ведь кроме глубинных, экзистенциальных закономерностей существует огромное количество прямо не связанных с ними законов и правил, имеющих конкретное практическое значение.

Их очень принципиально осмыслить, сконструировать и по способности собрать воедино для того, чтоб иметь возможность опираться на понятную и работающую теоретическую конструкцию практической психологии, основанную на логике бытия и О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ здравом смысле.

На мой взор, такая теоретическая система полезна для тех, кто интересуется психологией, как мастерски, так и в любительском режиме.

Создатель этой книжки как практический психолог довольно много работал, беря во внимание законы и закономерности практической психологии как в процессе помощи себе, так и с помощью О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ другим людям. Потому я и взял не себя смелость представить на трибунал друзей и коллег данный труд, в каком изготовлена попытка представить универсальную схему практико-ориентированной психической теории, основанную на определенных законах и закономерностях психологической действительности.

Представленный ниже материал структурирован последующим образом.

Сначала идет практико-ориентированная общая теория психологии, которая О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, но же, может быть пропущена теми, кто не может переносить общую теорию…

Потом Вашему вниманию представляется концепция модальностей реальной психической работы, после этого начинается описание законов и закономерностей, в большей степени относящейся к каждой из этих модальностей.

В самом же конце этой книжки я предлагаю вам ознакомиться О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ со списком-«выжимкой» выявленных разными исследователями закономерностей в сфере психологи. Туда, кроме закономерностей практической психологии, добавлены и некие из закономерностей психологии академической. Естественно, этот перечень далековато не полон, но, как говорится, «лиха неудача начало»…

И вновь на авансцену выходит наш уже общий воображаемый друг-читатель, который ехидно спрашивает: «А мало ли ты О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ на себя взял, любезнейший? Кто ты таковой, чтоб предлагать «универсальную схему практико-ориентированной психической теории?»

На этот вопрос я могу только развести руками и сказать: «Я – человек, занимающийся психологией, и смогший частично посодействовать для себя, также оказать определенную помощь неким людям. В этом мне посодействовало то познание О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, которым я желаю поделиться, чтоб подвести определенную черту под половиной собственной жизни. Это познание далековато не полное в рамках самой по для себя психологии, не говоря уж о том, что психология, как такая, есть только часть, и далековато не основная часть, системы взглядов о мире. А как мой опыт и мои О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ размышления соответствуют действительности и здравому смыслу, решать лично Вам».

В статье «Современные методологическое задачи в русской социальной психологии» узнаваемый российский психолог В.Е. Семенов приводит выражение собственного учителя Е.С. Кузьмина: «исходным пт исследования [равно как и практической работы А.Б.] являются общие методологические установки, которые всегда имеют место О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ у исследователя, независимо от того, сознает он их либо нет"[5]. Так что исследование предложенного Вашему вниманию текста непременно будет определяться и Вашими «методологическими установками»

Думаю, что эта книжка особо не понадобится глубоко воцерковленным православным христианам (а если и понадобится, то как дополнительная информация), тем паче, духовным лицам О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, - они уже достигнули нужного уровня целостности, и на еще более высочайшем, чем описывается в моем труде, уровне.

Необходимо осознавать и то, что психическая работа как такая не может привести к счастью и, тем паче, к совершенству и к спасению души. Она может посодействовать выдерживать боль жизни, обрести определенную силу, в какой О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ степени понять себя, стать несколько более целостным на каком-то актуальном шаге и, в предельном собственной основании, начать (только начать!) движение к настоящему бытию. На мой взор, это очень много.

И еще: условимся, что а) под психической работой я понимаю и консультирование, и не мед психотерапию, и самоанализ О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, и многие другие ее виды и б) данная книжка не является учебником либо исчерпающим учебным пособием – это менее чем констатация актуальных наблюдений создателя, так сказать, размышления психолога перед переходом ко 2-ой половине жизни.

Засим и начнем.

Глава 1

О Психологической Действительности

Мы говорим о «психической реальности». А что такое «психическая реальность»?

Термин О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ «психическая реальность» подчеркивает особенность психологического мира, как действительности, не сводимой к вещественному миру.

«Существует некоторая особенная действительность, хорошая от иных видов действительности, которая может быть исследована при помощи научных методов» писал В. Н. Дружинин»[6].

Понятие психологической действительности позволяет нам лучше осознать, что есть самостоятельные психологические факты, которые нереально О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ на сто процентов свести к фактам «физическим» и которые подчиняются определенным закономерностям, опять-таки не сводимым к фактам вещественного мира.

К.Г. Юнг отмечал «Чем "психичнее" состояние, тем оно труднее, тем в большей мере соотносится оно с целым. Естественно, простые психологические состояния теснейшим образом переплетаются с физиологическими телесными О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ процессами. Нет ни мельчайших колебаний в том, что физиологический фактор представляет собой само мало один полюс космоса психики. Но если влечения и аффекты, как и вся невротическая симптоматология, проистекающая из психологического расстройства, естественным образом покоятся на физиологическом основании, то и само это расстройство способно ввергнуть в кавардак физиологическую О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ упорядоченность. Если это расстройство заключается в вытеснении, то этот фактор, а конкретно вытеснение, принадлежит к "высокому" психологическому порядку. Как указывает опыт, это уже не простая физиологическая причина, но, обычно, в высшей степени сложное образование. К примеру, им может быть рациональное, этическое, эстетическое, религиозное либо другое как-то связанное с традицией представление, для О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ которого наука не находит физиологического базиса. Эта сфера доминант высочайшей трудности образует другой полюс, психики. У него есть своя энергия, которая в других случаях неоднократно превосходит энергию физиологически обусловленной психики»[7].

Есть бесспорные подтверждения существования конкретно психологической действительности:

А) Человек вначале существует в соотношении с Другим (а можно даже О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ сказать, существует в Другом). В Другом вначале находится центр личного людского бытия. Самоощущение человека, его «я» формируется конкретно в соотношении с Другим, благодаря взору на себя со стороны. Таким макаром, специфично человеческое бытие вначале непознаваемо, т.е. протекает вне индивидума, как центра активности. Отсюда следует, что человек по О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ собственной сути находится в психологическом поле (поле особенного взаимодействия, при этом на различных точках этого поля). Даже схема тела и образ тела строятся и принимаются «я» (также психологическим образованием) в итоге функционирования психики и в рамках психологической действительности.

Б) Каждый человек живет верой во что-то. База воли к жизни каждого из нас О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ — та действительность, которая конституирует наше «я». Камикадзе и герои могут умереть ради Идеи. Самое ужасное для человека — утрата, крах его психологической действительности. Тот же камикадзе с радостью погибает во имя собственных эталонов. Кошмар для него — выяснить, что они неверны. Утрата веры приводит человека в погибели, при этом за О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ психологической гибелью следует физическая. В качестве примера таковой погибели можно привести случай с рефрижератором: два человека случаем вечерком оказались закрыты в большенном холодильнике, технологическая температура которого минус 20 градусов по Цельсию.

Наутро их отыскали мертвыми с признаками обморожения. Но оказалось, что холодильник был выключен. Другой пример: в случае отсутствия либо разрушения духовной О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ связи человек погибает, невзирая на все вещественное благополучие. В благополучных американских детских домах детская смертность в 5 раз выше, ежели в семьях американских бедняков-алкоголиков. И, в конце концов, очередной факт (на этот раз из мира животных): крысы, опущенные в бочку с водой, откуда нереально выкарабкаться, обычно О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ утопают через пару минут. Но если их вытаскивают их бочки и потом вновь кидают туда, то крысы держатся на воде приблизительно до 80 часов.

В) Человек — не машина. Как мы узнали выше, если людям, у каких погиб близкий, предложить супербиоробота, фактически вполне повторяющего поведение, запахи и т.д. погибшего, то это не станет О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ адекватной подменой, ибо есть нечто, что не возникнет в любом, самом совершенном, биороботе. Это нечто и именуется психологической реальностью, душой, центром Вселенной.

Г) Мы можем разотождествиться с нашим телом. Во внедрении к истинной книжке мы также обусловили, что человек может сказать для себя: «У меня есть тело, но О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ я — это не только лишь и не столько тело». В случае пересадки каждого из 2-ух полушарий 1-го и такого же мозга в различные тела аутотентичное «я» (в отличие от субличностей) по определению не разделится напополам. Если человека клонируют, то его «я» никак не переселится в клона, хотя физиологически клон будет полной О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ физической копией «оригинала» (может быть, конкретно из-за 2-ух «субъектов» и делится на две зародышевая клеточка, из которой получаются два тела однояйцевых близнецов).

Д) В конце концов, существует очередное подтверждение существования психологической действительности, при этом специфично людской психологической действительности. Только человек способен поставить вопрос о смысле жизни. Только человек может О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ осознанно выйти за границы себя самого, только человек обладает самосознанием. Только человек способен к осмысленной трансценденции. Таким макаром, последнее подтверждение является типичным витком спирали и отсылает нас к первому подтверждению.

В процессе работы с психологической реальностью мы должны на что-то «опираться».

Принципиально осознавать, что эмоции, убеждения О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, воля сами по для себя являются проявлениями некоторого центра активности, некоторого «внутреннего я», представляющего из себя «исходную точку» бытия определенного живого существа. Время от времени эту точку именуют душой либо духом, но тут мы не будем употреблять эти понятия, так как: а) мы используем понятийный аппарат, принятый в светской психологии; б О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ) i) даже если б мы их использовали, мы бы должны были признать, что дух и душа все равно кому-то принадлежат и ii) дух и душу что-то соединяет воединыжды, при этом не только лишь и не столько тело (ведь дух и душа принадлежат к сфере нематериального). Итак О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, определим те феномены, которые позволяют нам гласить о парадоксах фактически психологической действительности.

а) «Субъект»— изначальный центр активности, настоящее «я» человека, начало его внутренней движущей силы (которую и необходимо «пробудить» в процессе психической работы). Субъект производит акт проявления воли.

б) «Личность»— владеющая энергией целостность, проявляющаяся в системе отношений субъекта (с Другими О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ и самим собой). Личность – это все достояние взаимодействия определенного субъекта, его внутренний потенциал положительного напряжения, системное обилие его внутреннего и окружающего мира.

Как мы лицезреем (слышим, чувствуем), человек становится субъектом и проявляет себя как личность конкретно в процессе взаимодействия с Другим.

в) «Другой» - другой центр переживания мира, другое «я О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ». Идет речь о обычном содействии субъекта с кем-то Другим, укорененности субъекта в Другом (закон: субъект вначале существует в Другом).

Выходит, что человек как субъект вначале и повсевременно находится и «в себе», и «вне себя», за пределами себя.

И тут мы приходим в двум важным понятиям, понятиям: сознанияи безотчетного (запредельного).

г О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ) «Сознание», «бессознательное» и их напряженное единство.

Поначалу дадим определения.

Сознание - это то, что я и Другой «знаем совместно» на этот момент времени (при всем этом «точкой отсчета» является конкретно «я»). К.Г. Юнг обрисовывает сознание так: «Под сознанием я понимаю принадлежность психологического материала к Я, так как материалу О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ этому удаётся стать им воспринятым. А то, что Я не может воспринять, остаётся безотчетным. Сознание является функцией либо деятельностью, которая поддерживает связь психологического материала с Я» (GW 6, § 758)[8]. Сознание - это и способность к адаптивной направленности на объект. Потому у сознания есть предел, потому человеческое сознание ограничено. Быть в Другом, дать себя Другому, встав О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ на его место, приняв Другого (Другое) как самоценность можно только выйдя за рамки того со-знания, что есть сейчас времени. Означает, в психологической действительности естественным образом существует запредельное, «бессознательное».

Определение безотчетного из лаконичного психического словаря под ред. Давыдова таково: «Бессознательное — это 1) совокупа психологических процессов, актов и состояний, обусловленных явлениями реальности О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ, во воздействии которых субъект не дает для себя отчета; 2) форма психологического отражения, в какой образ реальности и отношение к ней субъекта не выступают как предмет специальной рефлексии, составляя нерасчлененное целое. Безотчетное отличается от сознания тем, что отражаемая им действительность соединяется с переживаниями субъекта, его отношениями к О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ миру, потому в безотчетном невозможны случайный контроль осуществляемых субъектом действий и оценка их результатов»[9].

С нашей точки зрения, запредельное (безотчетное) – это бытие-в-Другом – бесспорный факт психологической (ну и физической) действительности.

Итак, «бессознательное» — это то, что:

А) Находится за порогом сознания (тут понятие «бессознательное» отчасти пересекаетя с понятием «неосознанное»);

Б О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ) Вытеснено из сознания в итоге работы защитных устройств психики;

В) Является вместилищем и источником появления архетипов, т.е. изначальных образов.

Свойства безотчетного:

А) Оно находится вне времени и места;

Б) В безотчетном (запредельном) нет «нет»;

В) Его содержание дополняет (либо подавляет) сознание;

Г) Его содержания на уровне сознания проявляется в символической форме О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ;

Д) Оно обладает архетипической «структурой»;

Е) В конечном счете, противоположности соединяются воединыжды за пределом обычного нам сознания.

На самом деле дела, сущность хоть какой психической работы, — более здоровая и настоящая, чем ранее, интеграция субъекта и Другого, сознания и безотчетного (т.е. устранение болезненных изъянов личности).

Глава О ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ 2


o-provedenii-smotra-konkursa.html
o-provedenii-sorevnovanij-po-aviamodelnomu-sportu-v-klasse-f5j-versiya-miass-dlya-nachinayushih.html
o-provedenii-sorevnovanij-po-krossu.html